ШЕДЕВРЫ МИРОВОЙ И ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ДРАМАТУРГИИ
НА СЦЕНЕ АКАДЕМИЧЕСКОГО ТЕАТРА ДРАМЫ ИМ. В. САВИНА

89 сезон

Ноев ковчег дорогой войны. «Эшелон»: беда на всех и каждого

311

Несколько премьерных показов спектакля «Эшелон» прошли на сцене академического театра драмы имени Виктора Савина в эти дни. Спектакль об обратной стороне войны, о том, о чем молчали репродукторы – о кошмаре эвакуации, стоящих поездах, смертельном страхе за близких, начисто лишен юбилейного пафоса. А так как речь в нем идет об очень человечных, хотя и обнаженных до нервов материях, принимается он сразу и безоговорочно. Сердцем.

301-500x649

311

Все, кто хоть сколь интересуется театром, знают биографическую пьесу Михаила Рощина, которая на протяжении практически сорока лет не покидает афиши как столичных, так и провинциальных театров. Ценители искусства театра хорошо знают спектакль и по телеверсии «Современника». А ответ, почему спектакль так долго удерживает пальму первенства, лежит на поверхности: патриотическая и гражданская тема нашла в нем совершенно новое отражение.

Идет эшелон. Идет долго, мучительно, медленно, часто останавливаясь из-за бомбежек, взорванных мостов. Эвакуируются люди, сброшенные войной с привычных мест, оторванные от близких, не знающие, что ждет их впереди. Волею судеб они оказываются рядом – разные, порой с диаметрально противоположными жизненными установками.

Все, что происходит в эшелоне, показывается как бы через восприятие восьмилетнего не от мира сего мальчика Ники (Александра Рочева). Время от времени Ника становится на железнодорожные пути, зачерпывает руками песок. Песок течет сквозь его пальцы как метафора быстротечности времени. Но вот он подбрасывает песок вверх: время ломается, сбивается, становится неподвластным обычному земному течению.

В спектакле не так много внешней фактуры. Рождение ребенка, судьбоносная встреча ранимой, беззащитной Ивы (Ольга Родович) с глухонемым поляком (Евгений Малофеев), встреча с беженкой (Людмила Мелехова), смерть Саввишны (Татьяна Темноева). Но неизменно и непрерывно здесь происходит одно нарастающее действие: объединенные общей бедой люди становятся чище, выше, душевнее, сплачиваясь в эшелоне, как в ковчеге во время стихии. В спектакле вообще много библейских мотивов. Вот старшая по вагону Галина Дмитриевна (Галина Микова) одним хлебом кормит своих попутчиков. Вот умирает в тамбуре (преисподней) смертельно больная Саввишна, как бы расплачиваясь за грех подозрения своих вынужденных соседей – в воровстве. Вот становится чище под натиском чужой беды легковесная распутница Лавра (Светлана Малькова). И на всем этом фоне лейтмотивом звучит еще одна личная трагедия – беспрерывный монолог Кати (Татьяна Михайловна), доходящей до безумия от страха за судьбу пропавшего мужа.

В спектакле собрана целая галерея женских образов. Как отметил накануне премьеры режиссер Юрий Попов, с огромной амплитудой характеров. Добавьте к этому еще и то, что каждый характер меняется по ходу действия. Большую лепту вносят в действие дети. Включенные в страшную «взрослую» катастрофу, они придают особый щемящий колорит спектаклю. С нелегкой задачей отлично справились юные актеры Анна Рассыхаева, Александра Круглова, Арина Данилова, Мария Экрот.

Спектакль Юрия Попова получился многомерным, полифоничным – и в каждом характере, и в смене ритма действия, органично перетекающего от диалогов и монологов к массовым сценам. Остается добавить, что замечательным лейтмотивом, своего рода приправой, оттеняющей всю драматичную философию спектакля, послужила музыка Михаила Герцмана.

Марина Щербинина

Фото Дмитрия Напалкова

13.05.2015

Источник: Газета «Республика»