III Северный театральный фестиваль
"Современный театр - молодому зрителю. Традиции и новые практики"

27 сентября - 11 октября 2019 г.

89 сезон

SERG0100

В эти дни на сцене драматического театра им. В. Савина кипят «Страсти» — вчера и сегодня театр показывает последнюю большую премьеру в этом сезоне – спектакль по пьесе основоположника национальной американской драматургии Юджина О’Нила «Любовь под вязами». Не часто появляющийся в афише жанр драмы резко выделяет постановку на фоне репертуара театра, в последнее время небезосновательно делающего ставку на комедии.

Любовь и смерть под вязами: в театре им. В. Савина состоялась премьера психологической драмы

Фото Сергея Васильева

В этом смысле «Страсти» — безусловный риск, на который пошел режиссер спектакля Евгений Софронов, несколько лет назад поставивший «Королеву красоты» Мартина Макдонаха. «Руку мастера» заметили и зрители, которые, обсуждая «Страсти» в антракте, сравнивали два спектакля, отмечая некоторое сходство.

Пьеса «Любовь под вязами», написанная О’Нилом в начале прошлого века, считается вершиной драматургии автора. Ее сюжет строится на пересечении античной драмы, фрейдистской философии и социального детерминизма, что делает сам материал актуальным и волнующим и сегодня.

SERG0041.jpg

В довольно большой по объему пьесе переплетается сразу несколько проблематик: это и богоборческие мотивы (набожность главы семейства Эфраима Кэбота переходит все границы – и вот он уже сам считает себя равным Богу), чувство собственничества, желание обладать и к чему оно приводит, жажда любви и мести, социальная несправедливость и попытки ее преодолеть. На уровне сюжета все многим проще: старый фермер приводит в дом молодую жену, обещая ей все свое состояние в обмен на наследника. Женщина, всю жизнь мечтающая о СВОЕМ доме, готова на все: она влюбляет в себя пасынка, рожает от него ребенка, выдавая его за сына хозяина, — и дело сделано. Но один просчет приводит к настоящей трагедии: полюбив сама, она оказывается на грани сумасшествия, когда ее планы раскрываются, убивает ребенка и вместе со своим возлюбленным отправляется на казнь.

SERG0075.jpg

Евгений Софронов, выбравший пьесу О’Нила для своего дипломного спектакля в театральном институте им. Б.Щукина, сократил текст, ссылаясь на многочисленные повторы и длинноты, затрудняющие восприятие. Это позволило сделать действие более концентрированным, держащим зрителя практически в постоянном напряжении, хотя и лишило материал нескольких довольно важных для постижения смысла целого моментов.

SERG0037.jpg

При этом решение спектакля можно назвать довольно традиционным: сюжет разворачивается в Штатах середины XIX века – место и время действия узнаваемы благодаря костюмам, атрибутике и музыкальной составляющей. Существование актеров в рамках реалистической драмы компенсирует условный план, созданный автором сценографии художником Анной Репиной: своды двухъярусной конструкции на сцене отсылают к оригинальному названию пьесы и вязах как символе места, о которых практически ничего не говорится в спектакле. Сама декорация – с одной стороны, мощная и внушительная, с другой – хрупкая и ажурная, дающая многочисленные возможности для работы со светом, — становится и домом, вокруг которого разгораются страсти, и таверной, и эшафотом.

SERG0157.jpg

В центре спектакля три главных персонажа. Эфраим Кэбот (в постановке Евгения Софронова сообщающий свою историю в небольшом моноспектакле в начале действия) 50 лет назад построил свою ферму из камня и на камнях, будучи сам твердым, как камень, в своем деле уповая только на собственные силы и на бога. Дом под вязами для него не просто дом, а вящее свидетельство божьего промысла. Чрезмерная набожность при этом не мешает Эфраиму уморить работой двух жен, забить до рабского состояния сыновей. Обманутый и покинутый всеми в финале, он готов поджечь ферму – предательство на некоторое время вернуло ему чувство реальности, показало, что полвека непосильного труда привели только к страшной трагедии. Но наследство жены украдено – и Эфраим не находит сил начинать все сначала. Сюжетная линия, связанная с деньгами, оставленными женой, в спектакле купирована. По решению Евгения Софронова, в финале Кэбот остается один среди груды камней, на которые рассыпался дом, на алтарь которых было принесено в жертву столько судеб.

SERG0091.jpg

Роль Эфраима Кэбота исполнил Владимир Кузьмин, сумевший сыграть величие, ослепляющее желание обладать, заблуждение и падение «богочеловека».

Молодую жену Эфраима, Абби, — роковую женщину, погубившую четыре жизни, никогда не имевшую ничего своего и от этого падкую на состояние старого фермера, — сыграла Анна Софронова. Актрисе так же пришлось работать с большой психологической амплитудой – от уверенной в себе владелицы целого состояния, из прихоти соблазняющей младшего сына своего мужа, до сумасшедшей, в жертву – которой, впрочем, и не требовалось, — приносящей сына.

Третьим в этом треугольнике стал Эбин Кэбот, младший сын Эфраима от второй жены. Дмитрий Максименко с присущей ему экспрессией сыграл молодого человека, ненавидящего отца, преследуемого призраком матери и желанием за нее отомстить. Чувство мести стало отправной точкой в его отношениях с Абби, оскорбленное достоинство и утрата надежд на владение фермой привело к трагической развязке.

SERG0150.jpg

Художественно-постановочное решение подарило зрителям несколько очень ярких, эмоционально воздействующих сцен. Например, признание Эбином своего влечения к Абби – порабощенный страстью герой буквально падает к ногам мачехи, а она, осознавая свою силу, давит его одним каблуком. Следующая за этим эпизодом любовная сцена на высоте – верхнем уровне конструкции — подана через прием пластического театра – за пластическое решение спектакля отвечал режиссер по пластике Николай Казмин, приехавший на постановку из Краснодара. Также благодаря ему в спектакле появилось несколько танцевальных сцен, придающих постановке ковбойско-американскую аутентичность, и драк, пугающих зрителя своей достоверностью. Кульминацией спектакля становится сцена убийства ребенка, для которой было найдено условное решение, только добавившее напряжения и драматизма.

SERG0104.jpg

Оцепенение – наверное, это самое подходящее слово для того, чтобы охарактеризовать состояние зрительного зала в финале спектакля.

— «Страсти» Академического театра драмы им.В.Савина впечатлили! До глубины души! Всю вторую часть на одном дыхании смотрели всем залом! Даже затаив дыхание! Но я поняла, что драма как жанр все-таки не для меня. Слишком тяжело. Меня прибило, думы тяжелые бродят!!!! Надо пережить!!! – делятся впечатлениями от «Страстей» в соцсетях зрители.