ШЕДЕВРЫ МИРОВОЙ И ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ДРАМАТУРГИИ
НА СЦЕНЕ АКАДЕМИЧЕСКОГО ТЕАТРА ДРАМЫ ИМ. В. САВИНА

89 сезон

Время собирать камни: в театре драмы состоялась премьера трагедии «Король Лир»

gloster-i-lir_mainPhoto

В субботу, 29-го сентября, 89-ый творческий сезон в Академическом театре драмы имени Виктора Савина открылся постановкой трагедии Уильяма Шекспира «Король Лир». Смелый спектакль с пометкой «18+», поставленный приглашенным режиссером Линасом Зайкаускасом, открыл драмтеатр с неожиданной для постоянных зрителей стороны.

Литовец Линас Зайкаускас хорошо известен театральной России – сыктывкарский «Король Лир» стал для режиссера 106-й постановкой, значительная часть его спектаклей украшает репертуар российских театров. Огромный постановочный опыт позволил Линасу Зайкаускасу, весьма ограниченному во времени, отведенному на работу над «Лиром» в театре им. Савина, создать подробный, во многом экспериментальный для труппы, спектакль меньше, чем за месяц.

В новой истории театра им. Савина «Король Лир» — уже третье (после «Гамлета» и «Ромео и Джульетты») обращение к Шекспиру. «Гамлет», поставленный в 2011 году Олегом Нагорничных, запомнился зрителям как масштабный, современный, дорогой спектакль, которых до того в столице Коми не было. История трагической любви Ромео и Джульетты в постановке Юрия Попова, которой в прошлом году открылся Театр юного зрителя, более традиционна и лаконична. Четырехчасовое полотно Линаса Зайкаускаса стало еще одной, оригинальной, интерпретацией английского драматурга на сцене драмтеатра.

gloster.jpg

Пьеса «Король Лир» признана, наряду с «Гамлетом», вершиной трагического у Шекспира – она превосходит другие произведения автора своей широтой и подлинно космической масштабностью: драма преданного дочерями отца перерастает в социально-философскую драму. В то время, как люди переживают душевные бури, страшные грозы и катаклизмы происходят в природе – действие пьесы совпадает с солнечным и лунным затмениями, на которые неоднократно ссылаются персонажи «Короля Лира».

lir-proklinaet-gonerilyu.jpg

Ранее, в интервью БНК, режиссер отметил «Короля Лира» как одну из самых «природных» пьес Шекспира. Эта ее особенность стала отправной точкой для сценографического решения спектакля: художник Маргарита Мисюкова (г. Уфа) не стала возводить на сцене средневековые замки, вместо них – груда камней, капище, над которым ведьмы совершают свои зловещие обряды, листы ржавого железа, потоки воды. Вместо королевского трона – инвалидное кресло, вместо мантии – тулуп, вместо благородной шпаги – топор. Эта подмена происходит и в человеке: вместо сердца – камень, из глаз короля катятся каменные слезы, ведьмы вкладывают в руку Тома из Бедлама, которым обратился изгнанный Эдгар, камень, буквально цитируя лермонтовского «Нищего»: «… и кто-то камень положил в его протянутую руку».

lir-i-kent.jpg

Лейтмотивом спектакля стали три ведьмы. Режиссер позаимствовал этих персонажей из шекспировского «Макбета». В «Короле Лире» Зайкаускаса инфернальная троица (Надежда Кожевина, Кристина Чернева, Людмила Попова), с одной стороны, воплощает хаос, стихийное начало в природе и человеке, с другой стороны, они – как три богини судьбы – указывают на фатальность всего, что происходит с героями трагедии. Начиная с пролога, когда они подают действующим лицам закоптелые стекла, чтобы через них смотреть на затмение, ведьмы постоянно присутствуют на сцене: потешаются над страданиями Лира и Глостера, подают орудия убийств и пыток, заливают «кровью» сцену – так режиссером художественно решена война между Францией и Англией.

regana-lir-gonerilya.jpg

Эстетика спектакля жестка, даже жестока: в персонажей летят камни, топоры и ножи, в порыве гнева или страсти они сами швыряют друг друга на пол, бьют, кричат, создают шум, выходят в зрительный зал. Но спектакль лишен излишнего натурализма. Так, например, в сцене, где Корнуолл (Константин Карманов) выкалывает глаза Глостеру (Евгений Софронов), страшный ритуал совершают ведьмы, закрашивая веки Глостера черной краской. Эротические сцены решены довольно откровенно, но в то же время образно. При этом трудно сказать, что эстетика жестокости идет вразрез с материалом, являясь лишь плодом режиссерского замысла. Лир Шекспира – правитель, так высоко оценивающий свое личное достоинство, что готов отдать и королевство, и власть – будто бы не им он обязан своим высоким статусом в глазах дочерей и слуг. Эгоизм и самолюбие заставляют Лира поверить льстивым Гонерилье и Регане, отвергнуть младшую Корделию. Старшие дочери Лира, получив владения отца, тут же выбрасывают старика вон, сами поглощенные страстью к Эдмунду, побочному сыну графа Глостера. Тот, в свою очередь, ради наследства и титула предает отца, отправляет родного брата на верную смерть, становится предметом смертельного спора двух сестер. Глостеру выкалывают глаза, Гонерилья отравляет Регану, Эдмунд приказывает повесить Лира и Корделию, – и это лишь часть длинной цепи смертей и преступлений в пьесе.

lir-i-kent-2.jpg

В роли короля Лира на сцену театра им. Савина выходит актер и режиссер Борис Лагода. Могучий и крепкий, он любит жестоко шутить и скоморошничать. Он не похож на дряхлого старца, которого можно легко сломить. Он страшно и грубо проклинает Гонерилью, но предательство второй дочери застигает его врасплох. Увидев, каков мир на самом деле, Лир Лагоды сходит с ума и превращается в шута, бред которого становится горькой правдой жизни. Королевский шут в исполнении Татьяны Михайловой по сравнению с шутом-Лиром – грустный клоун, арлекин, в опеке над которым проявляются лучшие качества опального короля.

edagr.jpg

Главным злодеем в спектакле оказывается Эдмунд, его играет Захар Комлев. Незаконность рождения не оставляют шансов его силе, таланту, уму, и он, одержимый жаждой справедливости, превращается в настоящего зверя. В Гонерилье и Регане в исполнении Ольги Носковой и Светланы Мальковой тоже осталось мало человеческого – ими управляют только две страсти: любовь к Эдмунду и жажда власти. Лучом света в этом царстве порока становится Корделия (Елена Доронина), когда он гаснет, наступает кромешная темнота. В финале странные перемены происходят в героях Дмитрия Максименко, который играет Эдгара, и Анатолия Колмакова, исполняющего роль герцога Олбани. Обманутые и преданные, спасающие свою честь и честь короля, стоя над телами Лира, дочерей и Кента (Денис Рассыхаев) они вдруг становятся мародерами – король умер, а с ним и его королевство.

schut-lir-edgar.jpg

Сегодня премьеру сыграют в другом составе: в роли дочерей Лира на сцену выйдут Елена Аксеновская, Юлия Экрот и Кристина Чернева.

https://www.bnkomi.ru/data/news/84259/

Фото Ивана Федосеева.