ШЕДЕВРЫ МИРОВОЙ И ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ДРАМАТУРГИИ
НА СЦЕНЕ АКАДЕМИЧЕСКОГО ТЕАТРА ДРАМЫ ИМ. В. САВИНА

89 сезон

Трагедия в Сыктывкаре: кровавый тиран стал ничтожеством, а его дочери оказались блудницами

4-Федосеев

В минувшие выходные, 29 и 30 сентября, Академический театр драмы им. В. Савина открыл 89-й сезон премьерой — «Королем Лиром» – в постановке литовского режиссера Линаса Зайкаускаса.
Премьера обещала быть громкой и яркой: все-таки одна из самых известных, знаковых трагедий Шекспира, а постановщик — маститый режиссер. Такой она в принципе и получилась — резонансной, хотя и неоднозначной в оценках.
Оба спектакля начинались с аншлагов, однако после антракта каждый раз появлялись пустые кресла. Возможно, с расстройства некоторые зрители уходили в буфет и обратно не возвращались. Немало было гневных комментариев и в местных пабликах. Самые рьяные критики обвинили постановку в «безнравственности» и «разврате», имея в виду откровенно интимные и натуралистические сцены.

Только для взрослых

«Король Лир», как и любая трагедия Шекспира — отнюдь не ванильная сказка. Там кипят поистине «шекспировские страсти». И надеяться, что в постановке по столь жесткому и «кровавому» материалу все будет ласкать взор, по меньшей мере, наивно.
Поначалу публика ожидала от постановки классического прочтения: «костюмной» средневековой трагедии. Но на пресс-конференции создатели спектакля сразу сообщили, что готовят авторское прочтение Шекспира. И это — творческое кредо Линаса Зайкаускаса:
— С конца 19 века в театре появился новый автор — режиссер. Преклоняю голову перед драматургом, которого ставлю, и стараюсь быть ему верным, но автором спектакля являюсь я. «Как написано» — можно пойти в библиотеку и прочитать пьесу, и вы сочините себе такой спектакль и такое кино, что лучше вас никто не поставит. Но если вы приходите в театр или включаете фильм, вы смотрите не Достоевского и не Толстого — вы смотрите, как режиссер вместе с актерами интерпретирует Достоевского и Толстого, — заявил режиссер.
По словам Зайкаускаса, этот спектакль — аллегория, метафора, кроссворд и ребус. Он полон символов, которые зрителю надо будет потрудиться расшифровать. А еще постановщик честно предупредил о «натурализме» спектакля — там все максимально близко к природному, натуральному. И даже сам король предстает не вельможей, а простым человеком, мужиком, который землю не только делит, но и в буквальном смысле нюхает, пробует ее на вкус…
И вообще, действие происходит в условно деревенской обстановке. Шекспировские герои одеты в пиджаки и рубахи и топают по сцене в сапогах, в которые по-мужицки заправляют штаны. Вместо шпаг — топоры, вместо луков – ружья, ну а дамы ходят с граблями…
Перед премьерой было заявлено возрастное ограничение спектакля — 18+. Особо впечатлительным зрителям стоит обращать внимание на такие вещи. Тогда наверняка будет меньше разочарований.

По сцене летали камни и топоры

Судя по приему зала на «сдаче» и премьерах, спектакль не оставил никого равнодушным и зрительских «лайков» получил гораздо больше, чем «дизлайков». На премьерах аплодировали стоя, кричали «браво!». Видимо, большинству зрителей все-таки удалось «расшифровать» режиссерскую символику и увидеть за деревьями лес, а через предложенные средства художественной выразительности — вечные человеческие конфликты, вселенскую семейную драму, утащившую в тартарары целое королевство. Причем телесный разврат здесь не самое страшное. Это история о том, что абсолютная власть развращает людей и духовно.


Художественный совет при Минкульте был благосклонен: на обсуждении предпремьерного «прогона» звучали только положительные отзывы. Отмечали интересное режиссерское решение, художественное и звуковое оформление, великолепные актерские работы…
«Трибуна» попросила нескольких членов худсовета выразить свое отношение к постановке.
Ольга Сосновская, солистка театра оперы и балета: «Я бы не назвала этот спектакль идеальным, он точно не «мой». Мне ближе классическое, традиционное прочтение. И дело даже не в интимных сценах. Спектакль получился, на мой взгляд, затянутым. И очень травмоопасным, о чем я сразу сказала режиссеру. Острые стекла, летающие камни, топоры… Наверное, можно было передать свой замысел с меньшим риском для актеров. Но! У каждого свой вкус, и что одному категорически не понравится, другой примет с восторгом. Поэтому и такой спектакль имеет право быть. А зрителям, чтобы составить свое мнение, стоит его посмотреть».
Вера Морозова, театральный критик: «Спектакль — явление постмодернизма, постдраматического театра. Постмодернизм сегодня все больше вытесняет старую школу. Да, непривычно, и кому-то нравится, кому-то нет, но этого не избежать. Это как попасть в эпицентр землетрясения, где каждый решает для себя, как ему воспринимать происходящее. Лир ведет себя как самый настоящий тиран, которому все позволено. Соответственно, и его дочери — развратные блудницы, им тоже все позволено. В результате — междоусобицы, войны и смерть. Это, кстати, очень актуально в наше время».
Михаил Герцман, композитор: «Это лучший спектакль за весь период, пока театром руководит Михаил Матвеев. Сила этого спектакля не только в европейского уровня режиссуре Зайкаускаса, но еще и в мастерстве актеров, среди которых следует в первую очередь выделить исполнителя заглавной роли — режиссера Бориса Лагоды, выступившего в спектакле в качестве актера. Он прекрасно сыграл динамику роли — от величия до ничтожества, от военачальника до изгоя, от мудреца до последнего неудачника, от главы семейства до жалкого отщепенца… Непристойностей в спектакле нет. А есть картина королевства, погрязшего в неуемных любовных страстях и разлагающегося в атмосфере зависти, жадности и страха, в чем повинен и сам король Лир…»

Ирина САМАР.

Трагедия в Сыктывкаре: кровавый тиран стал ничтожеством, а его дочери оказались блудницами

Фото Ивана Федосеева