Снегурочка на острове пиратов

с 26 декабря НОВОГОДНИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ

91 сезон

Драма без слов: в театре имени Савина поставили пьесу Гарсиа Лорки

e5aKfT6wEHI(1)

Премьера пластического спектакля «Шесть комнат» по мотивам пьесы испанского поэта Федерико Гарсиа Лорки «Дом Бернарды Альбы» состоялась на малой сцене драмтеатра 10 и 13 декабря.

Режиссёром спектакля стала актриса Юлия Экрот, и это уже не первая её работа в качестве постановщика. На малой сцене театра им. В. Савина идут её кукольные интерактивные спектакли «Долина фей», два года назад в репертуаре появился кукольный спектакль «Чёрная курица» — дипломная работа Юлии Экрот в РГИСИ. «Шесть комнат» — стал первым спектаклем Юлии Экрот как режиссёра, с которым она обращается ко взрослой аудитории.

_oiqJfzodYs.jpg

Действие пьесы Гарсиа Лорки «Дом Бернарды Альбы», ставшей материалом для пластического спектакля, происходит в начале XX века на юге Испании. После смерти второго мужа Бернарда Альба налагает восьмилетний траур на всю семью. Своих пятерых дочерей она жестоко контролирует и запрещает им любое общение за пределами дома. Девушки мучаются не только от заточения, но и от ревности. Богатое приданое старшей сестры Ангустиас, доставшееся ей от отца, первого мужа Бернарды, привлекает Пепе Римлянина, и он становится её женихом. В Пепе оказываются влюблены и другие сёстры, а младшая Адела – его тайная любовница. Нарастающий семейный конфликт заканчивается тем, что о связи Пепе и Аделы узнаёт Бернарда. Она пытается застрелить Пепе из ружья, но промахивается. Не зная, что её возлюбленному удалось сбежать, Адела совершает самоубийство. Для сохранения семейной чести Бернарда приказывает своим дочерям молчать о том, что на самом деле произошло с Аделой: «Тихо! Молчать, я сказала! <…> Мы все погрузимся в глубокий траур. Она, младшая дочь Бернарды Альбы, умерла невинной. Вы слышали? Тихо, тихо, я сказала! Тихо!»

qKy0RDjpWIo.jpg

ogAKdQ1M7wE.jpg

— Лорка — поэт, в чём-то близок символизму, пластический театр — это театр символов, в кукольном театре символ также имеет большую роль, — объясняет Юлия Экрот своё желание воплотить многословный текст в спектакле без слов. — В драме Гарсиа Лорки — женская судьба. Судьба быть заключённой. Быть матерью, дочерью, сестрой. Она должна, должна, должна, должна… Кто она на самом деле — об этом не спрашивают. А если настоящее естество всё время зажимают какие-то рамки, человек теряет сам себя, — так видит проблематику пьесы режиссёр.

«Шесть комнат» — это первый опыт пластического спектакля в драмтеатре. Кроме режиссёра, над постановкой работали приглашённый балетмейстер Светлана Скосырская и художник Эрих Вильсон. Созданием важных действующих лиц — кукол — занимались помощник режиссёра Надежда Коньшина, художник Наталья Можайкина и постижёр Лилия Осина.

qZSQxvWkX8A.jpg

Художественное пространство спектакля — «чёрный кабинет» малого зала, по которому перемещаются тёмные силуэты героинь. Чёрное на чёрном выделяют то мягкие, то резкие контрастные лучи света. При помощи света и видеопроекции создаются «миры» каждой из комнат, в которых — под ногами бездна, пустота вокруг, двери в неизвестность, вороньи стаи, страшные сны. Ещё один важный план спектакля — куклы. Бабушка, птица, конь, появляющиеся в разных сценах, — это остовы живых существ, их место в могиле, ею для всех и становится дом Бернарды Альбы.

F5SvMHlf7ec.jpg

В спектакле заняты шесть актрис. То, что Лорка выразил словом, создатели попытались сказать движением, жестом, символом. Характер, судьба и сумасшествие каждой героини отчетливо читается в созданных через пластику и хореографию образах. Все сёстры тяготятся своим вынужденным одиночеством и мечтают примерить брачный венец. Магдалена Анны Боян страдает после смерти отца, не может найти себе места — буквально прячется под столом. Её танец полон боли, она колет себя невидимой иглой, заливает фату невидимой кровью, падает навзничь, поднимается и снова падает. Ангустиас (в исполнении Ангелины Комлевой), которой повезло стать невестой, тщетно пытается «сплести» свою жизнь, как паук паутину, — алая лента, появляющаяся из её черного платья, опутывает сначала всё вокруг, а потом и саму Ангустиас. Амелия Людмилы Поповой — добрый ребёнок, она прыгает через фату, как через скакалку, она хочет любви матери и сестёр, но в ответ получает лишь холод. Полина Лудыкова играет Мартирио как бы раздваиваясь — в реальности она физически ущербна и меньше всех имеет шансов уйти из дома под венец, но в своих желаниях и мечтах оказывается смелее сестёр. Адела в исполнении Кристины Черневой в своём танце — как воин, бьётся за счастье, но проигрывает.

Бернарда Альба Елены Аксеновской — прямая и сухая, как пушкинский анчар, «древо яда», оставляет вокруг себя выжженную землю, но не выдерживает и ломается. В её последнем танце — пляске смерти? — находят отражение судьбы всех дочерей.

1V-iKXzV_5g.jpg

vobe3_2UVlk.jpg

Хореография «Шести комнат» — резкая, на изломе, сложная и неожиданная, — условное решение сцен, гипнотическая музыка, появление куклы-бабушки в образе доброй смерти, приносящей утешение, «вскрывает» гораздо больше, чем скромно обозначенная режиссёром женская тема. А детали и подробности характеров героинь, метафорически выраженные в «безумном танце», может быть, позволяют лучше понять пьесу Гарсиа Лорки.

ИА БНК: https://www.bnkomi.ru/data/news/121573/